ALeonkin (aleonkin) wrote,
ALeonkin
aleonkin

Categories:

Северная Корея, такая, какой увидел ее я. День 7: Последний полный день в Пхеньяне. Побег.

В этот день у нас было (в заголовок ЖЖ не впихнуть всё): кладбище революционеров, буддийский храм, триумфальная арка, обед из собачки, фабрика вышивки, подножие гостиницы Рюгён, дворец пионеров, «Пхеньянская утка», валютный бар «Дракон» и, самое главное, – наш с Софьей @Epifanova_S вечерний побег от глаз гидов.

157



С самого утра повезли нас на кладбище революционеров. То есть тех деятелей, которые боролись за свободу Кореи. На этом же кладбище похоронена Ким Чен Сук, жена Ким Ир Сена и она же мать Ким Чен Ира. Кладбище находится на окраине города, на сопке. Там тоже возлагают цветы. И тоже, твою мать, нельзя фотографировать! То есть бронзовые памятники фотать можно, а в сторону города (а он оттуда, как на ладони) нельзя.

158

Возложили пару букетов в начале кладбища. По 2 евро за букет что ли.



Ну и нам про некоторых героев Кореи рассказали. Вот этот парень себе язык откусил. Видимо, чтобы даже под пытками не выдать секреты.

159

На самом верху кладбища, в центре, могила и бронзовый памятник Ким Чен Сук. Ей тоже положили 2 букета и поклонились.

160

161

Сверху я увидел гостиницу Рюгён, только это была не Рюгён, а какая-то ее копия. На максимальном 30-кратном зуме посмотрел, а потом спросил. Короче, строят парк типа, как в Шэньчжэне «Маленький мир», то есть там копии всяких достопримечательностей (ток в Шэньчжэне, там мировые, Эйфелевы башни всякие). Но если отталкиваться от того, что высота Рюгёна 330 метров, то, отмасштабировав, получим, что высота пагод рядом – километр ))))

162

Потом нас повезли в еще один буддийский храм. Пригород Пхеньяна особо от деревень не отличается.



Там был прудик с лотосами и монах, который предложил поклониться Будде и помолиться. Ну, щас ага!



Храм тоже средней интересности и новодел к тому же. Вообще там ко мне пришла мысль. Ну если КНДР так муссирует темы войн с Японией и югом, ну и тогда сохранили бы кусок разрушенного Пхеньяна и показывали бы это туристам. Ну как в наказание, что война – это плохо. Ну, как вот в Хиросиме сохранили дом после взрыва атомной бомбы. Мне так кажется. А новодельные храмы… ну я даже не знаю. Ну что этот храм? После тысячелетнего храма в Наре разве ж это впечатлит?

163

Потом нас повезли к триумфальной арке. Она на сколько-то там метров выше парижской. Ну ладно. Во Вьентьяне, в Лаосе, тоже арка есть.

164

А вот это здание – генплан. Тут вот создают планы для КНДР. Плановая экономика же.

165

И вот там еще была станция метро.

166

Поехали на обед из собачки. По 5 евро с нас за него взяли. Вообще это не входит в программу пребывания, но мы попросили в первый день. Это дело в программу и включили. Так вот. Принесли нам мясо, на вид, как тушенка. Блин, морально было тяжело. Поэтому я поднялся в номер и достал бутылку кукурузной корейской водки соджу, которую купил пару дней назад. Антон сбегал в свой номер и принес еще свою бутылку. Подали нам еще пива. Намахнули мы по три стопочки и принялись за собаку. Антон, мать его за ногу, в своей тарелке нашел кусочек мяса с шерстью. Я начал ковыряться в своей тарелке – тоже парочку нашел. Отодвинул в сторону их, и начал потихонечку есть. Бррр. На вкус немного напомнило конину что ли. Но по мне было не вкусно. Съел я, наверное, треть порции. Кое-как. Потом принесли суп из собаки же. Суп чуть вкуснее, но морально было тяжеловато. Мы быстро выпили водку, так что стало полегче. Суп я съел наполовину.

167

168

169

170

После обеда покатили на фабрику вышивки. Вроде как, к основанию этой фабрики причастна Ким Чен Сук. Ну там реально прикольные картины вышивают. Красиво. Правда, пяльца там, конечно, далеко не крутые. Но барышни очень красивые работы делают, тут ничего не скажешь.

171

172

173

174

175

Фабрика вышивки находится у самого подножия гостиницы Рюгён, но только не с лицевой, а обратной стороны. Мы просились хотя бы на минуту остановиться у ее входа, когда будем выезжать с фабрики в дом пионеров. Но наши изверги гидши отказали нам. Что ж за режим-то такой, блин? Реально бы давно уже начали Рюгён пиарить за рубежом. Это ж офигенный объект! Не чета утреннему новодельному храму! Я негодую.

176

177

После фабрики был большой сувенирный магазин, где я втарил недостающее количество магнитиков, футболку с символикой КНДР для своего японского друга. И, когда заходили, я заметил, что на первом этаже продают вещи. Я увидел там рубашку, такую, как я люблю. Ну когда у рубашки белый воротник и манжеты, а сама она другого цвета. Затарил сувениры и рванул на первый этаж (сувениры на втором были). Посмотрели с Софьей, прикинули на меня, вроде, мой размер. Смотрю на ярлыке: ага Гуанчжоу. Ну, ясно. Приходит старшая гидша. Я говорю: а это, вот хочу купить, спросите у продавца сколько стоит. Ну и ответ: 40 долларов! КАКОГО ХРЕНА??? Этой рубашке красная цена 70 юаней от силы. Послал на фиг. Сувениров хватит, а без рубашки обойдусь, тем более, что она не Made in DPRK.

Ладно. Приехали мы в дом пионеров. Там роль гида исполняла девочка. Очень волновалась и, вроде как, мы были первые ее иностранцы. Еще понаехало стадо китайцев, автобус малазийцев, француженка и еще какие-то белые. На каждую группу выдавалась девочка-пионерка. К 16 часам мы приехали. И 50 минут нас водили по залам. Вот тут музыкой занимаются, вот тут танцы, тут гимнастика, тут спорт. У одного бедняги в классе каллиграфии спросили его возраст. Он подскочил со своего места и отрапортовал, что ему восемь лет. Будущий солдат, ну.

178

179

180

182

А вот тут на компах занимаются. Дом пионеров здоровый, детей много.

183

181

Ну и в 17:00 начался часовой концерт. Вот привезли оттуда кучу видео.













Все сюда вываливать не буду, кому интересно, можно посмотреть на моем канале http://www.youtube.com/user/aleonkin

Раз на концерте присутствовали иностранцы, в том числе и француженка южнокорейской сборки, то там, соответственно, присутствовала моя северокорейская богиня – Ли Кён Хи. Я окликнул ее и сделал несколько пикантный кадр. Слева – южнокореянка, справа – северокореянка. Родились они уже в разделенной стране. Это был последний раз, когда я видел Кён Хи.

184

На самом концерте было народу до фигища. Видимо, сгоняют иностранцев со всего Пхеньяна. Но концерт мне понравился. Музыка там, акробаты маленькие. Классное зрелище. Думал, разочаруюсь, но я ошибся – клево!

185

После концерта мы задарили нашу девочку-гидшу-пионерку всякими жвачками-шоколадками. Она стеснялась, но гидша приказала сказала ей, что можно брать. А на выходе мы увидели, как все подаренные иностранцами ништяки складывают в какие-то пакеты. Пакетов было несколько. Я не совсем понял, чо это за номер.

Покатили есть пхеньянскую утку. Я думал, что замут типа пекинской утки, но тут-то я и разочаровался. Это просто обычная жаровня, тебе приносят овощи и мясо (надо полагать, что мясо утки), и ты сидишь и сам за своим столом жаришь. Кому, может, и в диковинку, но в Японии я много раз был в таких заведениях. Они прикольны. Платишь 1100 йен и жаришь-жрешь 2 часа, сколько влезет, а за 2200 йен за два часа жаришь-жрешь и пьешь пиво, сколько влезет. В общем, это не совсем блюдо эта «пхеньянская утка», а просто способ приготовления – самостоятельно. Ну и употребляли мы пиво и кукурузную водку соджу. Гиды сидели за соседним столом. Мы настояли и на том, чтобы Сон выпила стопарь соджу и запила его стаканом пива. Она справилась, а мы громко аплодировали.

186

187

Настал час «икс». Всю неделю мы потихоньку клянчили у гидов, чтобы нас отвели в обычную пивнушку-стекляшку для самых обычных корейцев. Хотели повторить финт парней из Ярославля, которые-таки выпросили это. Мы подошли всей толпой к столу гидов и начали вымаливать такой поход сегодня. Мы пообещали оставить в автобусе вещи, фотоаппараты, мы обещали ни с кем в пивнушке разговаривать. Вообще просто бы зашли, встали в уголок, и выпили бы по кружке-две пива. Начали настаивать. Старшая гидша напряглась, терла об этом с водилой, куда-то несколько раз звонила. Потом я у нее спрашивал один: ну что? Она – поедем в пивную «Дракон», что в универмаге. Я ей: ну это же для иностранцев! Мы хотим туда, где обычные корейцы. Она мне: там тоже есть корейцы! Я: но Вы же понимаете, что там не обычные рядовые корейцы. В общем, вердикт был такой: мы едем в «Дракон». Сели в автобус. Гидши в напряге, а я в ярости, я-то понимаю, что мы едем в валютный бар-ресторан. Взял у Сони плеер и слушал мексиканский регги, чтобы хоть как-то успокоиться. Одна из наших целей потерпела крах. Неистово бесила мысль: ну почему, почему, я могу пообщаться с военным в Японии, который меня подвозил из Томакомая в Саппоро; с теткой в Индонезии, которая подвозила меня от вулкана Батур до города Денпасар; с румынским сноубордистом в Финляндии; с чеченцем в Швеции; с проституткой в Лаосе? А ведь тут мы даже не просили с ними общаться, с корейцами. Да, им нельзя общаться с иностранцами, но мы просто хотели побыть рядом с обычными людьми. Молча, просто рядом. Пока ехали до бара, я насчитал 4 пивных-стекляшки, которые мы проехали. А я всё думал: ну, раз так, я сбегу сегодня от вас. Я все-таки посмотрю Пхеньян без гидов. И я трезвел.

Приехали мы в этот «Дракон». Ха! Первые три рожи, которые мы увидели на входе – посольские швейцарцы. Ништяк, ну. Гидши снова напряглись. Зашли в комнатку, там сидело 2 корейца, которых через минуту сдуло. Ну, ништяк. Я на гидш: ну и где корейцы? Старшая мне: мы – корейцы. Ага. А то вы мне не надоели за неделю. Парни купили разливного пива за 0,7 евро за бокал. А я достал из рюкзака банку купленного утром в гостинице тайваньского кофе. И перемаргнулся с Соней: бежим! Сегодня бежим!

По дороге в гостиницу хмель от пива и соджу вышел из меня окончательно. Мы зашли с Соней в наш номер, я вытащил карточку-ключ из выключателя и воткнул на его место картонку: свет есть, значит, они дома. Парни были уже в подпитии и гидши вроде как успокоились, типа, пойдут в бар и утром уже их спокойно выпнем из страны. Ага.

188

Мы с Соней переоделись в неяркую одежду, и вышли из отеля. Несколько дней назад мы уже выходили за шлагбаум и доходили до моста на нашем острове Янггакдо. Но то была прогулка минут на 20.

Пошли. Вышли за территорию. Поднялись на мост Янггакдо, повернули направо. За нами поперся какой-то хрен в белой рубашке. Было страшновато. Остановились на мосту, типа мне покурить. Эта падла обогнала нас и остановилась метрах в двадцати, типа реку с моста на мобильник фотал. Пошли дальше, но уже за ним. С Соней мы рассуждали так: ну нам же никто впрямую не запрещал уходить из гостиницы. Ну, не было таких фраз. Если что затупим. А документов нет, только карточка от нашего гостиничного номера. Вышли мы из отеля в 21:30. А при мне еще и эти сраные, найденные вчера 1000 вон. А у иностранцев их быть как бы и не должно. Думаем: ну вот чо делать? Двое белых, по ночному Пхеньяну, еще и бабки местные есть. Вдруг с корейцами начнут разговаривать рассказывать, какой мир классный, а они не в курсе. И тут мне подумалось: ну на кой леший мне эти 1000 вон? Нам с Соней старшая гидша еще на горе Мёхансан дала по 10 вон, на память то есть. А тут 1000. Ну и решили мы ее выкинуть. Раз уж нашел я ее в парке аттракционов, где далеко не часто бывают рядовые корейцы, то пусть эта 1000 вон принесет кому-нибудь пользу. Я не знаю северокорейских цен, но думаю, что 1000 вон, то есть чуть меньше 10 баксов, это поесть можно не один раз. Пусть кто-то покушает лучше. Да, я честно пытался ее обменять у гидов на евро или баксы – не стали менять. Поперся в обменник – и там отказ. Нельзя им брать бабло от иностранцев. Ну и не стал я ее увозить на сувенир. Десятка есть и то ладно. Пусть лучше пожрёт кто. Выкинул я ее на мосту Янггакдо.

С моста повернули и спустились направо на улицу Phyongchon-Kangan и пошли вдоль реки Тэдонган. Идея была такая: выйти с острова Янггакдо, пройти по мосту Янггакдо, дойти вдоль реки Тэдонган до моста Тэдонг (который построили еще при японцах), и пройти вдоль реки Тэдонган в обратную сторону, но вдоль другого берега. Такое кольцо. Фотики мы с собой не брали. Вообще ничего не брали кроме моих сигарет и ключа от номера, а деньги я выкинул.

Мы шли хоть и по темну, но меня выдавали джинсы, а Соню – цвет волос. На нас косились ВСЕ. А народу вечером ходит много.

Вот бредем мы по улице Phyongchon-Kangan, слева витринный Пхеньян, виднеются небоскребы сверкающие, а тут вот под уличным тусклым фонарем, мужик читает книгу. Дошли до какой-то стройки, где в сарайках живут строители. Тут же мужик стоит с пластиковым стаканом и пьет пиво у берега реки. А вот сидит влюбленная парочка и о чем-то беседуют. И все смотрят на нас! С первого раза мы до моста не дошли, там как-то все запутанно и мы чуть блуданули. Но быстро нашли нужный путь.

Когда поднимались на мост, проехала милицейская машина, но нас не видели. Пошли по мосту Тэдон. По нему шло много людей в обе стороны. И все смотрели на нас. На мосту мы встретили второго в КНДР полного корейца. Перешли реку и оказались на другом берегу. А вот эта часть Пхеньяна далеко не витринная. Повернули направо, в направлении моста Янггакдо. На выходе из моста сооружают какой-то очередной пилон-монумент. Правее стоят пара палаток, где, как мы поняли, продают какую-то еду. Людей очень много, но достаточно темно. Фонари тусклые. Пошли дальше, вдоль жилого райончика, по улице Songyo-Kangan. Вот он днем. Вид из гостиницы.

189

190

191

5-6 этажки. Штор нет. Совсем нет. В каждой комнатке иконы портреты вождей. Причем, смотришь такой с шестого до первого этажа, а портреты висят вертикально, как по струнке. Софья предположила, что, возможно, есть даже какой-то стандарт: от стены столько-то миллиметров, от пола столько-то. В некоторых квартирах не было света, и люди ходили по ним с фонариками. Блин! Надо в КНДР на подарки везти не шоколадки со жвачками, а фонарики!

Несколько человек сидит на улице. Кто на корточках, кто на табуретках. А темень все сильнее, фонарей почти уже нет. Жутко. Вот сидит компания, судя по всему, уже выпившая соджу. И все таращатся на нас.

Буквально в двух метрах от нас проехал чучхемобиль! Вот тот самый, который ездит на дровах! Ах, черт! Фотика нет! В витринном Пхеньяне таких не встречается, а тут вот – пожалуйста.

Вот мужик. Идет и читает книгу. С фонариком читает. Потом началась промзона и вообще тьма. Только машины. И корейцы вообще не заморачиваются – все едут только с дальним светом. Слепят конкретно. У входа на предприятия стояли военные. И смотрели на нас, а мы шли дальше. Начали подниматься на мост Янггакдо. Тут Соня воскликнула: патруль! Пошли обратно! До этого мы в этой прогулке встречали военных, но они только косились на нас. Но нас все равно как бы уже видели и нечего устраивать подозрительные маневры с разворотом на 180 градусов. Прошли мимо патруля – ноль эмоций, зашли на мост и потопали на середину его. Это, то есть там, где спуск с моста на сам остров Янггакдо. Спустились с моста и дотопали до отеля. Наш уход так и остался незамеченным. Бродили мы 2 часа, 9 кварталов, 8,5 километров. Вот как-то так на снимке со спутника

http://maps.yandex.ru/-/CRxEyFzf


192

Вот такое маленькое приключение. А потом мы с Софьей пошли в бар, где уже вовсю тусили Саши и Антон. Я немного выпил пива и мы отправились спать. Завтра было последнее утро в Северной Корее.
Tags: dprk, north korea, КНДР, Северная Корея
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments